Gary Moore
всё о легендарном блюзмене

Цитата группы

"Все, что я играю - мелодично, хотя иногда бывало и не очень. Но эта показуха мне вскоре надоела, не многим удается от нее избавиться. Мне было 36 лет, когда я записал Still Got The Blues, и тогда я действительно начал чувствовать себя не в своей тарелке. Все это было глупо, недостойно. Обтягивающие штаны и пивные внутренности - это для двадцатилетних."

Гэри Мур

Интревью с Гэри Муром (2001 год). Часть 2.

Радостно обсуждая все аспекты его музыкального творчества, которое началось в 12 лет с Beat Boys, Гари бодро рассказывал о вещах, которые раздражали его в прошлом, таких, как беспрестанные воссоединения Thin Lizzy с Филом Линоттом (Phil Lynott).

Когда я говорил с Гленом Хьюзом, он упоминал случай, как разбил весы у Вас в ванной, когда вы вместе работали, но, по словам Глена, несколько лет назад вы встретились в стокгольмском баре и поменялись ролями.

Он, похоже, большой толковый словарь вместо шоколадки проглотил. Глен - потрясающая личность, но ему всегда надо все довести до максимума. Я думал, он долго не протянет. Хорошо, что он больше не нюхает всякую ерунду в таких количествах. Буду ли я с ним еще работать? Наверное, нет, хотя как знать...

Сингл Empty Rooms был пиком вашей сольной хард-роковой карьеры?

Наверное, да. Или Out Of The Fields.

Были ли Вы шокированы, когда выиграли конкурс Что слушают домохозяйки?

О, да!!! Если бы домохозяйка, послушав сингл, купила альбом Run For Cover (1985) или Still Got The Blues (1990), она бы испугалась. Я прекрасно представляю, как она с тухлой миной выкидывает пластинку в ведро или сдает ее назад в магазин.

У монеты есть и другая сторона: некоторые фанатичные личности засекают время обратной связи после песни Parisienne Walkways. Я помню двух парней, которые ходили на концерты с секундомерами и несказанно меня раздражали. Они подходили к сцене, когда все расходились, и говорили: Сегодня ровно две минуты, Гари. Идиоты!

Вы недавно говорили, что не знаете, насколько хорошо Вы играли хард-рок.

В восьмидесятых было так: если ты играешь на гитаре - ты играешь хард. Я как-то уговорил себя играть так, как все. Это было гораздо легче, чем придумать что-либо оригинальное, но чем больше музыкантов я встречал, тем яснее понимал, что я не принадлежу к хард-рокерам. Я чувствовал себя лишним. Я бы никогда не достиг уровня, скажем, AC/DC. Чтобы играть такую музыку, нужен определенный менталитет, особый склад ума.

Не чувствовали ли Вы себя не в своей тарелке из-за такого притворства?

Нет. В то время мне это нравилось. Я никогда намеренно не делал того, во что не верил. Записывать пластинки только ради денег или ради крутости - не в моем стиле. Но не все же было дерьмом. Empty Rooms - прекрасная песня. Мне нравится Over The Hills And Far Away, a Johnny Boy - неплохая баллада.

Out Of The Field - классическая поп-песня. Все, что я играю - мелодично, хотя иногда бывало и не очень. Но эта показуха мне вскоре надоела, не многим удается от нее избавиться. Мне было 36 лет, когда я записал Still Got The Blues, и тогда я действительно начал чувствовать себя не в своей тарелке. Все это было глупо, недостойно. Обтягивающие штаны и пивные внутренности - это для двадцатилетних.

Пересекались ли Вы в последнее время с Питером Грином? Как, по-Вашему, проходит его возврат к обществу?

Он подписал рождественскую открытку, которую я получил от его менеджера. В последний раз я был на его концерте пару лет назад в Лондоне. Так что не знаю, как у него сейчас дела, он очень хрупкий человек, но у него сильная воля. Я вот только не в курсе, чем он сейчас занимается.

Он работает с бывшим водопроводчиком, который теперь вдруг хочет играть все сольные партии и исполнять несколько песен и чье имя светится в названии группы.

(Громко смеется). Да, но он круче меня, потому я не хочу распространяться на эту тему.

Кто самый талантливый из тех, с кем Вы работали?

(Тихо насвистывая). Мне посчастливилось работать с Альбертом Коллинсом (Albert Collins) и Би Би Кингом. Еще с Джорджем Харрисоном и Джеффом Беком (Jeff Beck). И с Джеком Брюсом (Jeck Bruce) (вместе с ним и бывшим барабанщиком Cream Джингером Бейкером (Ginger Baker) в 1993 году Мур создал ВВМ), он очень, очень талантлив.

По-моему, Джек Брюс - гений. Я люблю некоторые его песни, даже написанные после Cream. Я участвовал в записи его нового альбома, который выйдет в конце этого года. Я затрудняюсь кого-то выделить, но как композитор и по совокупности талантов, это, я бы сказал, Джек.

Вы использовали барабанные сэмплы в своем последнем танцевальном альбоме A Different Beat. Оглядываясь в прошлое, считаете ли Вы, что слушатели не восприняли его?

Абсолютно точно, нет, но я никогда не жду, что воспримут. Я создал его, потому что мне необходимо было выбраться из своей системы. Среди знакомых мне людей есть те, которым нравится моя музыка, но они терпеть не могут эти ритмы, а те, которым нравятся подобные ритмы, не придут в восторг от моей игры на гитаре и песен. Этот проект с самого начала был обречен на провал, я же не могу найти такую аудиторию, которой будет нравиться как барабанная, так и блюзовая музыка.

Но я счастлив, что записал этот альбом, потому что он был оригинален, музыканты до сих пор пытаются сделать что-то подобное. Джефф Бек сделал на его подобие замечательный трек Nadia. В нем аккомпанементом к индийской гитаре звучит drum & bass.

Расскажите про Back To The Blues. Правда, что, продумывая его, Вы просто пожали плечами и вернулись к изготовлению продукта, который ждет от вас слушатель?

Честно говоря, нет. Это просто то, что я хотел тогда создать. Потому что запись предыдущего альбома длилась очень долго, и мы задействовали много технологий, а потом я просто начал двигаться в противоположном направлении.

Таким образом, запись этого альбома, произведенная в складообразной студии, была чем-то вроде коленного рефлекса?

Это было очень забавно. Мы притащили пульт в студию, где репетировали. Сделали цифровую запись, звук провели через вентильный пульт, чтобы музыка звучала тепло, таким образом альбом был сделан всего за несколько недель. Барабанщик Даррин Муни (Darrin Mooney) - феномен, он также играет в Primal Scream, и у него уйма энергии и широкий размах.

Вы играли джаз, поп, рок, металл, блюз и даже увлекались танцевальной музыкой. Сейчас Вы снова вернулись к блюзу. Не чувствуете, что заслуживаете порицания за постоянную гонку за музыкальной модой?

В этом меня обвинили за Still Got The Blues, но это бредовое обвинение. Никто не делал подобных пластинок в то время. Для Гари Мура выпустить блюзовый альбом в 1990 году было немодным. В случае с танцевальным альбомом, я думаю, люди могли обвинить меня в погоне за новой тенденцией, но мне просто хотелось посмотреть, что может сделать для танцевальной музыки моя игра на гитаре, а не наоборот.

Мой коллега из Classic Rock как-то сказал: Гари сделал много разных вещей, а теперь не знает, куда двигаться дальше, и если его это не заботит, то почему должно заботить нас? Как Вы ответите на подобную критику?

(Поднимает средний палец и шаловливо ухмыляется). Ерунда. Только то, что я всегда создаю разную музыку, вовсе не значит, что я не знаю, в какое русло направить свое творчество. Если бы мне самому было неинтересно делать все это, слушатели сразу бы догадались об этом.

Про какой эпизод из Вашей жизни Вы бы поведали своим внукам?

Про свое Прозрение, произошедшее тогда, когда я играл с Альбертом Кингом и Альбертом Коллинсом во время турне Stil Got The Blues.

Источник: rockarchive.ru

Дата: 2011 год

© Русскоязычный фан-сайт группы Gary Moore.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.